, 18 Февраля
$ 58,1179
€ 67,6434
Предложения банков
Новости
Подробно


«Кто какое место займет… Жизнь покажет. Штуки проданных машин – опасный меритель»

22.12.2017, 15:27

«Кто какое место займет – жизнь покажет. Штуки проданных машин – опасный меритель», – аккуратно подводит итоги уходящего года Вячеслав Зубарев, глава ГК «ТрансТехСервис», которая уже четверть века на рынке. В интервью изданию «Я покупаю. Набережные Челны» он затронул историю компании и своей жизни. Как трепетно ухаживал за своим первым автомобилем «ВАЗ-2106» в 80-е годы руководитель одного из крупнейших автодилеров в России и на чем ездит сегодня, как его «занесло» на «КАМАЗ», да еще и в женский коллектив, почему благотворительная деятельность «ТТС» переключилась с неимущих на спортсменов, а также размышления Вячеслава Зубарева о будущем электромобилей и планах компании на их продажи – читайте далее.

«АВТОМОБИЛИ ПРЕМИУМ-КЛАССА ПРОДАЮТСЯ ТЯЖЕЛЕЕ, ПО СРАВНЕНИЮ С ПРОШЛЫМ ГОДОМ ЕСТЬ ДАЖЕ НЕБОЛЬШОЙ МИНУС»

– Расскажите о знаковых событиях, которые повлияли на формирование сегодняшнего облика компании «ТрансТехСервис».

– Конечно, таких событий было много. Первые шаги, продажа первых автомобилей… Как сейчас помню, это было в 1993 году: мы за месяц реализовали целых двенадцать вазовских машин. Тогда это казалось очень большим достижением. Строительство первых объектов, начало сотрудничества с зарубежными компаниями – тоже важные моменты. Хорошо помню открытие первого салона за пределами Набережных Челнов в Казани, приход в Уфу… Всего не перечислишь.

– Что вас заставляло двигаться вперед?

– Во-первых, желание предоставить клиентам качественный сервис. У нас даже это слово заложено в названии. Мне в свое время, как владельцу «Жигулей», приходилось сталкиваться с ненавязчивым советским сервисом (улыбается). И я хорошо понимал, что вот так работать нельзя. Первая наша цель была и есть – ориентация на интересы клиента. Хотя мы и такого слова тогда не знали: «клиентоориентированность». Во-вторых, спортивный азарт: нам интересно было с кем-то соревноваться, догонять, перегонять. Дух фирмы и сегодня им пропитан. А вот чисто практического интереса было не так много. Считается, что лучшая мотивация – это деньги. Но если задуматься, свои поступки мы часто совершаем не из расчета, а под влиянием азарта, эмоций.

– По итогам прошлого года «ТТС» занял второе место по объему продаж новых автомобилей в России. В этом году динамика сохраняется?

– Расклад такой: первое место по этому показателю с серьезным отрывом занимает дилерская автомобильная группа «Рольф». А за ней следуют три компании, которые выдают примерно одинаковые цифры с небольшим отличием – это «Автомир», Major и собственно «ТрансТехСервис». Я знаю, что в этом году и у них, и у нас динамика роста продаж новых авто сохраняется. Безусловно, наши показатели будут значительно превышать среднероссийские, но кто какое место займет по итогам года… Жизнь покажет. У нас нет цели, непременно выбиться на какое-то место. Штуки проданных машин – опасный меритель, потому что если гнаться только за количеством, забыть про экономическую эффективность и клиентоориентированность, то есть риск потерять все. Нам важны стабильность, поступательность, равное развитие во всех сферах.

«Кто какое место займет… Жизнь покажет. Штуки проданных машин – опасный меритель»

– Какие бренды автомобилей сейчас лидируют в «ТТС» по продажам?

– Renault, KIA, Hyundai, Volkswagen, Lada. Если смотреть по Набережным Челнам – в лидерах первые три указанные марки. Автомобили премиум-класса продаются тяжелее, по сравнению с прошлым годом есть даже небольшой минус. Больше всего традиционно покупают BMW, чуть больше стали брать Lexus, Porsche. Но учитывая, что их всего по одному салону, на общие показатели это не сильно влияет.

– Считаете ли вы перспективной отрасль электромобилестроения, и возьмется ли ваша компания продавать такие машины?

– «ТТС» сможет и будет продавать любые автомобили, которые будут производиться (улыбается). Когда начнутся массовые продажи электромобилей в России, надеюсь, мы будем в этом участвовать. А вот когда наступят сроки этого события… Это дискуссионный вопрос. Я думаю, нескоро. Считается, что электромобили помогут решить экологическую проблему. Безусловно, в больших городах эффект очевиден: меньше выхлопов – лучше экология. А вот там, где производят электроэнергию, ситуация ухудшится, потому что работа электростанций наносит ущерб природе. Также встанет вопрос массовой утилизации батарей, при производстве которых используют высокотоксичные материалы. На территории России придется решать еще ряд проблем. Подзарядка электромобиля – достаточно хлопотное и долгое дело, а расстояния-то у нас большие. Опять-таки, погодные условия. Представьте, вы выехали зимой из Казани в Челны, и ударил мороз 25 градусов. Аккумулятор подсядет, и что делать? Я не разделяю предельного оптимизма некоторых оракулов, которые говорят: «Эпоха двигателей внутреннего сгорания закончилась, настала пора электромобилей». Да, они придут на российский рынок, но когда и в каком количестве – это пока вопрос.

– «ТТС» – спонсор казанского волейбольного клуба «Динамо», ХК «Челны», челнинской «Школьной футбольной лиги». Почему такое внимание именно к спорту, в частности к детскому?

– Я считаю, что в основе любого меценатства должна лежать идея. Например, 15 лет мы помогали пожилым, неимущим, инвалидам, потому что они остро нуждались в помощи. С тех пор государство стало значительно больше заботиться о них, поэтому мы переключились на спорт. На мой взгляд, это правильное направление: спорт – это и динамика, и воспитание командного духа, и здоровый образ жизни. Если наши дети будут заниматься спортом, у них не останется времени на ерунду.

«Кто какое место займет… Жизнь покажет. Штуки проданных машин – опасный меритель»

– Что желаете своей компании, как своему детищу, в ее день рождения?

– Сотрудникам желаю человеческого счастья, каждому такого, как он себе его представляет. А пожелание «ТрансТехСервису»: двигаться вперед и оставаться нужным людям. Потому что будущее есть только у тех компаний, которые нужны людям.

– Вы сами сколько лет за рулем?

– Без малого тридцать лет. Первый автомобиль у меня появился, когда я работал на КАМАЗе – это был «ВАЗ-2106».

– Как относились к машине?

– С трепетом (улыбается). Следил, чтобы автомобиль был чистый, ухоженный, в тепле. Но это же были 80-е годы, тогда такое отношение к машине было нормой. Я еще не самый заботливый товарищ был.

– Сейчас на каком автомобиле ездите?

– На разных. Мне это интересно, и положение обязывает: мы работаем с разными брендами, надо понимать, какие машины они производят. В Челнах чаще всего на BMW.

– Какой стиль вождения предпочитаете?

– Я люблю ездить активно, бывает даже агрессивно, но в то же время – осторожно. Безопасность превыше всего. Мы же ездим не на пустых дорогах, а водители бывают разного уровня подготовки. Вынужден констатировать, что стиль вождения, принятый на наших дорогах, увы, не отличается корректностью по отношению к другим водителям.

«Кто какое место займет… Жизнь покажет. Штуки проданных машин – опасный меритель»

«ПРИЕХАЛ ВЕРБОВЩИК С «КАМАЗА» И ТАК ИНТЕРЕСНО РАССКАЗЫВАЛ ПРО ЧЕЛНИНСКИЙ АВТОЗАВОД, ЧТО У МЕНЯ ГЛАЗА ЗАГОРЕЛИСЬ. РОДСТВЕННИКИ, КОНЕЧНО, УГОВАРИВАЛИ ОСТАТЬСЯ»

– Большая часть интервью с Вячеславом Зубаревым – это беседы о производстве и продаже автомобилей, марках машин, экономике, а вот о себе вы говорите редко. Хочется узнать больше о вашей жизни, с чего все начиналось…

– Я родился в рабочем уральском городе Златоуст в Челябинской области. Атмосфера шестидесятых годов в таких российских городках хорошо отражена в фильме «Весна на Заречной улице». Родители и родственники работали в металлургии. Хотя в городе имелась и машиностроительная, и оборонная промышленность, но так получилось, что все были именно металлургами. Нас в семье двое: я и младшая сестренка.

– После школы вы поступили в Челябинский политехнический институт, на отделение «Автомобили и трактора». Почему выбрали именно этот вуз?

– После школы встал вопрос: куда пойти учиться дальше. Я неплохо учился, вполне был готов к поступлению в любой вуз. Но полет моей фантазии ограничила мама. К тому времени мой отец ушел из жизни, и ей не хотелось отпускать меня далеко от дома. В итоге выбор пал на Челябинский политехнический институт – это довольно крупный серьезный вуз. Как и всех мальчишек, меня, конечно, притягивали автомобили, поэтому выбрал специальность, связанную именно с ними.

– Как вас занесло в Набережные Челны?

– После окончания института мне, казалось бы, на роду было написано возвратиться в родные края. Я получил распределение на уральский автозавод в Миасе – это город, расположенный недалеко от Златоуста. Но приехал вербовщик с «КАМАЗа» и так интересно рассказывал про челнинский автозавод, так хорошо расписывал его, что у меня глаза загорелись. Я переделал направление и сообщил семье, что еду в Набережные Челны. Родственники, конечно, были удивлены, уговаривали остаться, но я сделал по-своему. Так с 1981 года начал работать на КАМАЗе и проработал там двенадцать лет. Я всегда подчеркиваю, что «КАМАЗ» стал для меня хорошей школой. Это была веселая и интересная пора.

– Понравились Челны, когда приехали в город?

– Не могу сказать, что сразу ах! – и влюбился. Понравились широкие проспекты. Не хватало уютной атмосферы старого городка. Но привык быстро. Домой я приходил только ночевать, в основном работал. Тогда 14–16-часовой рабочий день не считался чем-то исключительным, это было нормой. Многие так работали.

«Кто какое место займет… Жизнь покажет. Штуки проданных машин – опасный меритель»

«СТЕПЕНЬ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ ЛЮБОГО РУКОВОДИТЕЛЯ, ДАЖЕ ДОСТАТОЧНО КРУПНОГО, БЫЛА МИНИМАЛЬНА. МЕНЯ ВЫМАТЫВАЛИ ЭТИ ДЛИТЕЛЬНЫЕ ХОЖДЕНИЯ ПО ИНСТАНЦИЯМ»

– Как складывалась работа на «КАМАЗе»?

– Достаточно успешно. Проработал какое-то время мастером. Был забавный случай: при назначении мне сказали: «Ну, ты парень молодой, всего 21 год, мы тебе попроще бригаду дадим. Женскую». Я принял за чистую монету, думаю: «Действительно проще». Это я сейчас понимаю, что это не такое легкое испытание. Двадцать пять женщин было в бригаде… Ничего, набрался опыта, открыл для себя много нового (улыбается).

– На отдых время оставалось?

– Я приехал в Набережные Челны с женой, у нас родился первый ребенок, года через полтора –второй. Моя жизнь заключалась в том, чтобы отработать день, успеть в магазин, дома поесть, поспать – именно поспать, а не выспаться – и снова на завод.

– Как вам пришла в голову мысль открыть свой бизнес?

– Это были уже девяностые годы. Я достиг серьезных успехов на «КАМАЗе»: стал начальником производственного отдела «Мотор 1» на Заводе двигателей. В моем подчинении было несколько цехов и отделов, всего около двух тысяч человек. В то время начиналось кооперативное движение, мне приходилось много общаться с представителями зарождающегося бизнеса, поскольку мы создавали службу маркетинга Завода двигателей. И я видел, что их деятельность разительно отличается от работы на «КАМАЗе». Автозавод на тот момент представлял жестко централизованную структуру: степень самостоятельности любого руководителя, даже достаточно крупного, была минимальна. Меня выматывали эти длительные хождения по инстанциям, когда приходилось внедрять даже небольшие новинки. Постепенно я пришел к мысли, что неплохо было бы открыть свое дело. Толчком к действию стал пожар (прим. ред. – 14 апреля 1993 года на «КАМАЗе» произошел пожар, который полностью уничтожил Завод двигателей). Что делать? Становиться помощником бригадира строителей, которые занимались восстановлением завода, не хотелось. Так я окончательно решил покинуть «КАМАЗ».

«Кто какое место займет… Жизнь покажет. Штуки проданных машин – опасный меритель»

– В чем вы, как депутат Госсовета республики, видите свою задачу?

– Работа в Госсовете – коллегиальная. Чтобы законопроекты, какие-то решения были максимально правильными и эффективными, должны быть обозначены точки зрения различных слоев населения. Моя задача – представить при необходимости такое экспертное мнение. У меня серьезный опыт в сфере бизнеса, который помогает мне вносить свою лепту при обсуждении вопросов.

«ВАЖНО, ЧТОБЫ НЕ БЫЛО ПЕРЕКОСОВ. Я ЛЮБЛЮ СВОЕ ДЕЛО, НО НЕ МОГУ НАЗВАТЬ СЕБЯ ОТЧАЯННЫМ ТРУДОГОЛИКОМ»

– Тема декабрьского номера: «Будем счастливы». А какова ваша формула счастья?

– Счастье – эфемерное понятие, я не знаю абсолютно счастливых людей. Но моменты радости, конечно, присутствуют в жизни... Моя формула счастья заключается в гармонии. Наша жизнь многогранна. Для меня важно реализоваться и состояться во всех ее сферах: в деле, в семье (все-таки у меня пятеро детей, есть о ком заботиться), в гражданской позиции, да и во всех других. Важно, чтобы не было перекосов. К примеру, я люблю свое дело, но не могу назвать себя отчаянным трудоголиком. Ведь отдыхать тоже нужно. Люблю путешествовать, заниматься спортом.

– К слову о путешествиях. Вы много где побывали, а традиции какой страны вас удивили больше всего?

– Чем более далекий от цивилизации народ, тем больше поражают его традиции. Как-то мы были на сафари в Африке, на территории, где было очень много животных: слоны и бегемоты – просто целыми стадами, антилоп – тьма. Мы не охотились, просто смотрели. Ну так вот, нас сопровождали местные жители, кочевники племени Масаи. У них есть такая традиция: когда мальчик вырастает, он берет копье, короткий нож и отправляется в саванну. А вернуться ему нужно со шкурой взрослого здорового льва. Только тогда он получает право называться мужчиной, может создать семью. На меня произвел сильное впечатление этот рассказ.

– Без чего не можете представить свой день?

– Без чтения. Хоть пару строчек прочитать, но надо. Телевизор не посмотреть – это легко. Но почитать: книгу, да хоть в Интернете что-нибудь – обязательно. С детства есть тяга к чтению.

«Кто какое место займет… Жизнь покажет. Штуки проданных машин – опасный меритель»

– Какие поступки должен совершать настоящий мужчина?

– Мужчина, если это зрелый человек, должен быть надежной опорой: он должен заботиться о других. И чем он больше состоялся, тем больше круг ответственности. Мужчина не должен прятаться от проблем и не боятся брать на себя ответственность.

– Что главное в воспитании детей?

– Личный пример. Мы часто думаем, как что-то правильно объяснить ребенку. Но дети очень тонко чувствуют и подражают именно родителям, впитывают их отношение к жизни. Если понаблюдать, как маленькие дети общаются между собой, можно не сомневаться, так общаются их родители.

«Я Покупаю»